Вид экспозиции в галерее Iragui, 2021
Вид экспозиции в галерее Iragui, 2021
Вид экспозиции в галерее Iragui, 2021
Вид экспозиции в галерее Iragui, 2021
Из серии «Уже почти созрел инжир»
2015
Бумага, тушь, акварель
29,5х42 см
Пустота может быть яснее, чем небо. Из серии Doubtful Conclusions
2011
Бумага, тушь, акварель
75x65 см
Bait for Vasily Rozanov. Из серии «Философская рыбалка»
2016
Бумага, тушь акварель
61x45,5 см
Кот на фреске
13 сентября 2021-13 ноября 2021
Художники:
Кураторы:
Карлос Норонья Фейо

Никите было трудно считаться концептуалистом; он как будто просто согласился с этим, сомневаясь в причинах, по которым считался таковым. В то же время он не без удовольствия медленно анализировал все «за» и «против» такого звания, было ли это правдой или нет. Несколько лет назад он сам писал, что его работа была неудачной попыткой улучшить «формулу Кошута» – стул, фотография стула, определение слова «стул».
На самом деле, его работа выражает более пристальное, более поэтическое внимание к деталям стула, его расположению, возможностям, материалам, настроению дня вокруг стула, к часу, к минуте.

Кот на фреске

Некоторое время назад Никиту пригласили съездить в творческий отпуск в мою родную страну Португалию и написать о вине. Он ничего не понимал в вине, но все равно поехал. Поездка была интересная; он прилетел в Порту и попробовал вина, о которых многие ценители только мечтают. Недавно друг из Facebook попросил его описать, что такое «Винью-верде» после того, как Никита опубликовал песню о виски и выпивании. Винью-верде, полюбившееся Никите, – слабое (в смысле градуса), слегка игристое, легкое молодое вино, которое местные жители пьют в качестве расслабляющей альтернативы крепкому алкоголю, это вино на каждый день, тонкое и скромное как Никита. Еще это вино категории DOC, имеющее долгую историю и родословную.

Кот на фреске

Раздражающая и красивая привычка Никиты рисовать серии нюансированных работ, дополненных собственной вариацией предложения, прекрасно выражала его любовь к повторению, к почти вуайеристской или научной методологии в работе. По крайней мере, так я мог бы описать его любовь к обыденным вещам, гальке на пляже, ветвям, и его постоянный, повторяющийся поиск стилизованного дома, или домашнего очага. Как и во многих других его повторяющихся мотивах, дом кажется теплым, словно только что случилось нечто эмоциональное, или оно внутри, внутри предмета и в отсутствие человека.

Кот на фреске

Мне всегда больше нравились его работы без человеческой фигуры – одержимое движение руки, которое не удовлетворялось простыми вариациями на тему.
В его сериях всегда присутствует строгость в смещении перспективы, без чрезмерного копания в изображении, без смещения слов, без «нюансирования» работ до такой степени, что они явно становятся чем-то иным.

Кот на фреске

Нелегко распознать паттерн, когда отчасти являешься его началом. Когда что-то начинается с нас самих, это не движение; это рутина, повседневное явление, которое другие могут заметить, а мы его проживаем.

Кот на фреске страдает

я бы не проявил достаточно страсти к смертоубийству…

Вернулся домой из мастерской, а в квартире по соседству кто-то долбит перфоратором стену. Неприятно, конечно, но никому не запрещается долбить стену перфоратором…

А за свободу я готов бороться, даже если мне не нравится звук перфоратора.

Молодец: нашла такую красоту где-то…

И проснулся, потому что какая-то ранняя весенняя птичка завела в потёмках монотонную нежную песню: “ци-ци-ци-ци-ци-ци-ци-ци-ци-ци-ци-ци-ци-ци-ци-ци-ци-ци-ци-ци-ци-ци-ци-ци-ци…”

Кот встал, повернулся ко мне задницей, задрал хвост и продемонстрировал свои яйца. Выдающиеся, на самом деле.

Карлос Норонья Фейо

Перевод с английского: Дарья Седова
Курсив – обрывки цитат из дневниковых постов Никиты Алексеева на Facebook